четверг, 17 ноября 2011 г.

Б.В.Соколов. Людские потери России и СССР в войнах... Часть I

Людские потери России и СССР в войнах, вооруженных конфликтах
и иных демографических катастрофах XX в.

Из книги: Б.В.Соколов. Правда о Великой Отечественной войне

Опубликовано: Грани, 1997, № 183. Печатается с дополнениями

В результате войн, политических репрессий и во многом обусловленного также политическими причинами массового голода в XX столетии население Российской империи, СССР и ставшей после распада Советского Союза независимой России понесло наибольшие в абсолютных цифрах потери по сравнению с другими государствами, за исключением, быть может, Китая, чьи потери от войн, голода и репрессий до сих пор невозможно определить даже приблизительно. Единственным обобщающим трудом о потерях населения СССР является работа С. Максудова.{1} Отметим также обобщающий труд Б. Ц. Урланиса,{2} данные которого можно использовать только при определении российских потерь в русско-японской, первой мировой и гражданской войнах. Из-за цензурных условий и недостатка материалов советские потери во второй мировой войне не исчислены Урланисом даже приблизительно.

В нашем исследовании мы сначала попытаемся оценить потери страны в военных конфликтах. Это сделать легче, поскольку значительная часть погибших так или иначе фиксировалась органами учета, по крайней мере, среди военнослужащих. Затем будет предпринята попытка определить потери от голода и репрессий. Потери этого рода могут быть оценены только очень приблизительно, поскольку точный учет их практически не велся, и оценки могут быть сделаны, лишь исходя из динамики численности населения.3764841_Grab_1941 (600x417, 82Kb)

Определение военных потерь вооруженных сил и населения в целом того или иного государства — задача важная, но с трудом исполнимая даже для нашего века. С одной стороны, военная обстановка обыкновенно неблагоприятна для точной и полной фиксации людских потерь, особенно когда они достигают ежедневно тысяч и тысяч погибших, а вооруженный конфликт длится несколько лет. С другой стороны, величина людских потерь в войнах и особенно сравнительная величина потерь армий противоборствующих сторон очень часто становится объектом национальной мифологии, превозносящей военную доблесть и искусство того или иного народа и его вооруженных сил. В случае с Россией и СССР на неполноту учета боевых потерь влияла как традиционно низкая цена человеческой жизни, особенно по отношению к низшим классам населения, так и отсутствие полноценной парламентской демократии и мощного общественного мнения, способного потребовать у правительства полного отчета и поименного установления всех военных потерь.

Людские потери России в первой мировой войне могут быть определены лишь весьма приблизительно, поскольку из-за революционных событий 1917 г. и последующей гражданской войны итоговые данные о потерях после войны так и не были получены, а текущий учет потерь в военном ведомстве был очень неполон. Безвозвратные потери армии (включая сюда убитых, умерших от ран, болезней, несчастных случаев, погибших в плену и по другим причинам) оцениваются в 1,8-2 млн. человек. Оценка в 1,8 млн. человек дана Б. Ц. Урланисом, исходившим из предположения, что на русском фронте российская армия потеряла убитыми во столько же раз больше противника, во сколько на Западном фронте армии союзников потеряли больше германской, т. е. в 1,5 раза, а число умерших от ран определял с помощью очень низкого коэффициента летальности в 6%. На наш взгляд, этот коэффициент несколько занижен. Главное же, скорее всего, русские потери убитыми превышали потери противостоявших России на Восточном фронте армий центральных держав в большей пропорции, чем потери союзников убитыми были больше германских на Западном фронте. Русская армия технически была хуже оснащена, чем армии союзников, имела меньше орудий и пулеметов, а также имела более значительное численное превосходство над противником (в 1,5-2 раза в разные периоды войны), что косвенно указывало на то, что успехи русских войск покупались обычно большей кровью, чем успехи союзных и тем более германских войск. /В XX в. единственной войной, где российские потери погибшими были меньше, чем у неприятеля, была русско-японская война 1904-1905 гг., где русская армия потеряла около 32 тыс. убитыми против 49 тыс. убитых в японской армии. Еще 1,6 тыс. русских умерло в плену. От ран умерло 6,1 тыс. русских и 11,4 тыс. японцев, от болезней — 13,0 тыс. русских и 27,2 тыс. японцев. Общее соотношение погибших оказывается 1,7:1 в пользу русской армии. В плен попало 59 тыс. русских, в основном при капитуляции Порт-Артура. Число пленных японцев было незначительно, и по общему числу погибших и пленных соотношение было в пользу Японии. Меньшие потери убитыми и ранеными в русской армии объяснялись "стратегией истощения", применявшейся военным министром и главнокомандующим генералом Куропаткиным, учитывавшим, что японские ресурсы живой силы значительно меньше российских, и потому избегавшего решительных крупномасштабных столкновений с потенциально большими потерями русских войск. Однако внутренняя нестабильность в России, вылившаяся в революцию, не дала этой рациональной стратегии Куропаткина восторжествовать./

Поэтому мы склонны оценить потери армии России в первую мировую войну в 2 млн. погибших. Потери мирных жителей в войну были невелики и вряд ли превышали несколько десятков тысяч погибших в прифронтовой полосе в ходе боевых действий, главным образом в Польше. Тогда авианалеты на города были лишь эпизодами и почти не сопровождались потерями среди мирного населения. Число пленных российских военнослужащих мы оцениваем в 3,75 млн. человек, из них умерло около 150 тыс. Для сравнения: в русском плену оказалось 1,99 млн. человек. Число раненых в русской армии мы определяем примерно в 4 млн. человек, число умерших от ран — в 265 тыс., умерших от болезней - в 135 тыс. и число убитых — в 1450 тыс. человек. Косвенные потери за счет падения рождаемости в 1915-1917 гг. оцениваются в 6 млн. человек в границах 1913 г.

Перед началом войны российская армия насчитывала 1423 тыс. человек, после ее начала было мобилизовано еще 15 125 тыс. человек, так что суммарный призыв вместе с армией мирного времени составил 16,55 млн. человек, или 9,8% от населения на середину 1914 г. в 168,5 млн. человек (без Финляндии, жители которой в российскую армию не призывались). По отношению к суммарному призыву общее число погибших достигает 12,1%, что отнюдь не является самым высоким показателем среди участников войны. В Германии, например, он составлял 15,4%, а во Франции — 16,8% (правда, эти страны воевали почти на год дольше России). Хотя, как уже говорилось, русские успехи, вроде Брусиловского прорыва, покупались большой кровью, и нередко большие массы солдат в плотных цепях бросались в атаку после далеко не достаточной артиллерийской подготовки, особенно в первые годы войны; истощение людских ресурсов из-за больших потерь убитыми и пленными уже с конца 1916 г. вынудило русское командование более экономно подходить к расходованию личного состава. В начале 1917 г. 28 членов Государственной Думы и Государственного Совета подали императору Николаю II записку, где, в частности, говорилось, что "в армии прочно привился взгляд, что при слабости наших технических сил мы должны пробивать себе путь к победе преимущественно ценой человеческой крови" и предлагалось военачальникам заботиться о сокращении боевых потерь, поскольку "легкое расходование людской жизни... недопустимо, потому что человеческий запас у нас далеко не неистощим". Однако в ответе, составленном генералом Гурко и одобренном царем 4 февраля 1917 г. (ст. ст.), указывалось, что "какое-либо давление на начальников в этом чрезвычайно деликатном вопросе, несомненно, повлекло бы к угашению в них предприимчивости и наступательного порыва" и отвергалось также пожелание о возвращении в промышленность квалифицированных рабочих (подобной демобилизации в ходе войны не было проведено).

Людские потери в гражданской войне 1918-1920 гг. можно определить лишь путем очень приблизительных демографических оценок общей численности населения на разные даты и в одинаковых границах и потерь Красной Армии, о которых имеются лишь неполные и разрозненные сведения. Население Российской империи (без Финляндии) перед революцией февраля 1917 г. оценивается в 176,3 млн. человек, а с вычетом безвозвратных потерь погибшими и пленными, понесенными к тому времени русской армией — в 171,9 млн. человек. Кроме того, население вассального Бухарского эмирата можно оценить примерно в 3 млн. человек, а вассального Хивинского ханства — в 0,75 млн. человек. Население отошедших от Российской империи после революции территорий Польши (с включением сюда Западной Белоруссии, Виленской области и пограничных украинских территорий), государств Прибалтики, Бессарабии, а также пограничных территорий, отошедших к Турции, оценивается нами на начало 1917 г. в 25 млн. человек, а потери погибшими до конца первой мировой войны — еще в 0,5 млн. человек. Суммарный естественный прирост населения СССР в границах на начало 1926 г. (после возвращения Японией Сев. Сахалина) в период 1917-1925 гг. включительно оценивается нами в 3,33% или в 5 млн. человек. Кроме того, примерно 2 млн. человек эмигрировало из Европейской России и не менее 0,5 млн. человек — из Средней Азии и Кавказа. С учетом этого население СССР, без учета погибших и избыточной смертности населения от голода и болезней в годы гражданской войны к началу 1926 г. должно было составить около 152,65 млн. человек, на практике же перепись 1926 г. определила численность населения в 146,9 млн. человек. Разница в 5,75 млн. человек — это примерная величина безвозвратных потерь в гражданской войне, включая сюда и избыточную смертность населения, напрямую не связанную с военными действиями.

Попытаемся приблизительно оценить безвозвратные потери вооруженных сил в ходе гражданской войны. В 1923 г. на Украине было проведено обследование сельского населения, в ходе которого установлено примерное соотношение числа погибших и пропавших без вести в ходе первой мировой и гражданской войн (с включением в это число и умерших от ран и болезней в составе вооруженных сил). По 8-и губерниям Украины опрошенные назвали 3508 погибших и пропавших без вести в ходе первой мировой войны и 2022 — в ходе гражданской войны. Учитывая, что опросом были охвачены как губернии, активно участвовавшие в гражданской войне, так и те, где активных боевых действий практически не велось, а также принимая во внимание, что несколько более активная роль Украины в гражданской войне по сравнению со страной в целом компенсируется тем, что опрошено только сельское население, а в гражданской войне роль городского населения в вооруженных силах, а следовательно, и в потерях, была выше, чем в первой мировой (в Красной Армий доля горожан за счет рабочих превышала 31,4% по сравнению с 17,8% в императорской армии, в белых армиях за счет офицеров и добровольцев доля горожан также была выше, чем в первую мировую войну), соотношение между жертвами двух войн можно признать близким к среднему по стране и принять это среднее отношение равным 1,67:1, что дает на 2 млн. погибших в первую мировую войну, примерно 1150 тыс. погибших в гражданскую в армиях и повстанческих формированиях всех сторон. Число погибших и умерших в Красной Армии можно попытаться примерно оценить на основе имеющихся неполных статистических данных. В нашем распоряжении имеются сравнительно точные данные о польских потерях в ходе советско-польской войны 1918-1920 гг. — 113,5 тыс. раненых, 30,3 тыс. умерших, 17,3 тыс. убитых, 51,4 тыс. пропавших без вести и 38,8 тыс. — без обозначения вида потерь, а всего 251,3 тыс., из которых на 1920 г. — время наиболее интенсивных боевых действий — приходится 201,6 тыс. человек. учитывая, что в советском плену было около 30 тыс. польских военнопленных и еще 2,5 тыс. пленных оказалось в Восточной Пруссии вместе с интернированными советскими войсками, а также пропорционально распределяя показанных без обозначения вида потерь по разным категориям потерь, мы оцениваем число убитых в польской армии в 38 тыс. человек, что совпадает с оценкой Б. Ц. Урланиса. В 1920 г. из этого числа погибших было около 30 тыс. кроме того, на стороне Польши в 1920 г. сражаюсь украинские войска правительства С. Петлюры, бригада донских казаков и отряды С. Булак-Булаховича, которые все вместе в разгар кампании уступали польским войскам в численности примерно в 10 раз, так что их потери убитыми можно оценить примерно в 3 тыс. человек. Общее число раненых в польских войсках за войну в целом мы оцениваем в 136 тыс. человек, что дает соотношение раненых и убитых 3,6:1. Мы предполагаем, что потери Красной Армии убитыми в войне против польской армии были больше, чем потери поляков, учитывая лучшую организацию, вооружение и боеспособность польских войск. Для получения примерной величины потерь Красной Армии убитыми возьмем коэффициент в 1,6, примененный для определения потерь русской армии убитыми, исходя из потерь армий Центральных держав на русском фронте. Тогда потери Красной Армии в войне с Польшей составят около 62 тыс. убитыми, в том числе в 1920 г. — около 48 тыс. Кроме того, потери советских войск в сражениях на польском фронте с польскими союзниками можно принять примерно равными потерям противника, поскольку войска Петлюры и Булак-Булаховича уступали польским войскам по боеспособности. Таким образом, общие потери Красной Армии в кампании 1920 г. на польском фронте составили около 51 тыс. человек. Предположим, что в 1920 г., принимая во внимание продолжительность и интенсивность боевых действий, в войне с Польшей Красная Армия потеряла три четверти от общего числа убитых в этом году, которое тогда можно оценить в 68 тыс. Число убитых в 1919 г. можно принять примерно равным числу убитых в Красной Армии в 1920 г., исходя, опять же, из интенсивности и продолжительности боев. В 1918 г. потери Красной Армии убитыми можно оценить примерно в одну четверть от уровня 1919 г., т. е. в 17 тыс., принимая во внимание, что Красная Армия была создана лишь в июне и что интенсивность боев во второй половине 1918 г. была ниже, чем в 1919 г. Общие же потери Красной Армии убитыми в 1918-1920 гг. мы оцениваем в 153 тыс. Эта цифра находит подтверждение в данных о числе раненых военнослужащих Краевой Армии — с октября 1918 г. по 1 ноября 1920 г. их насчитывалось около 502 тыс. человек. Добавив сюда потери при занятии Крыма — не менее 10 тыс. убитых и раненых (в том числе, вероятно, около 8 тыс. раненых) и приняв ежемесячные потери ранеными в первые четыре месяца существования Красной Армии (с июня по октябрь 1918 г.) вдвое меньшими, чем среднемесячные за войну в целом, общее число раненых в Красной Армии в 1918-1920 гг. мы оцениваем в 550 тыс. человек, что дает нам, если применять установленное для польской армии соотношение раненых и убитых 3,6:1, число убитых в 153 тыс. человек. Из этого числа в борьбе против белых армий и повстанческих отрядов погибло около 89 тыс. В целом белые армии значительно уступали Красной Армии в численности (1-1,5 млн. человек в короткий период максимальной совокупной численности в 1919 г., тогда как Краевая Армия уже 1 июля 1919 г. насчитывала более 2,3 млн. человек, а к 1 ноября 1920 г. — более 5,4 млн. человек), но, вследствие наличия в их составе относительно большей доли офицеров и кадровых военнослужащих, превосходили ее в целом по дееспособности. Предположим поэтому, что и соотношение числа убитых между красными и белыми Армиями было примерно таким же, как и на русском фронте первой мировой войны, и на советско-польском фронте, т. е. 1,6:1, и что из 89 тыс. убитых красноармейцев примерно 80 тыс., или 90%, погибли в борьбе с белыми армиями, а остальные 9 тыс. — в борьбе с войсками украинского правительства и разного рода повстанцев. Тогда потери белых армий можно оценить в 50 тыс. убитых.

Теперь попробуем установить число военнослужащих, умерших от ран и болезней. Приняв процент летальности для раненых в 10% (из-за ухудшения санитарных условий, он, вероятно, был выше, чем в первую мировую войну), число умерших от ран красноармейцев можно оценить в 55 тыс. Приняв для белых армий то же соотношение числа убитых и раненых, что и для Красной Армии, и тот же процент летальности, общее число раненых у белых мы оцениваем в 180 тыс., а умерших от ран — в 18 тыс. (речь здесь идет лишь о потерях в борьбе с регулярной Красной Армией). Только от инфекционных болезней в Красной Армии в 1918-1920 гг. умерло 283,1 тыс. человек. Летальность для инфекционных больных составляла 12,6% . Принимая для остальных больных летальность вдвое меньшую ~ 6,3%, число умерших от неинфекционных болезней можно оценить в 97 тыс. человек, что дает общее число умерших от болезней в Красной Армии — 380 тыс. человек. В белой армии инфекционные и прочие заболевания были столь же распространенным явлением, как и в советских войсках. Однако, принимая во внимание меньшую численность войск белой гвардии, мы число умерших от болезней в ней оцениваем в одну треть от числа умерших от болезней в Красной Армии, или в 127 тыс. человек. Таким образом, общие потери Красной Армии убитыми и умершими от ран и болезней составили 588 тыс. человек, а белых армий — 195 тыс. человек.

Потери пленными и умершими в плену в гражданскую войну имеет смысл исчислять только для советско-польской войны, поскольку в сражениях собственно гражданской войны пленных частью уничтожали (особенно офицеров, комиссаров и коммунистов), а частью ставили в ряды своей армии. Всего из польского плена в СССР было возвращено около 78 тыс. красноармейцев, более тысячи красноармейцев польского происхождения остались в Польше, а от 25 до 40 тыс. бывших пленных влились в формирования Петлюры и Булак-Булаховича, а также в интернированный в Польше белогвардейский корпус генерала Бредова. По польским данным, от болезней и ран умерло 18 тыс. пленных, а всего пленных было около 130 тыс., что дает смертность в плену примерно в 13,8%. Кроме того, примерно 41 тыс. интернированных красноармейцев было возвращено из Восточной Пруссии. Если предположить, что смертность среди интернированных была такой же, как и среди пленных в Польше, то в Восточной Пруссии умерло примерно 6,6 тыс. красноармейцев, а общее число умерших в плену бойцов и командиров Красной Армии составляет около 25 тыс. человек.

Таким образом, общие потери Красной Армии убитыми и умершими от ран, болезней и в плену достигают 633 тыс. человек, а потери белых армий в борьбе с регулярными советскими войсками — 195 тыс. Из общего числа потерь вооруженных сил всех воюющих сторон убитыми и умершими в 1150 тыс. человек остается около 320 тыс. человек — потери красной гвардии и местных, и партизанских красных отрядов, потери антисоветских и "зеленых" повстанческих формирований и войск украинского правительства, а также потери белых армий в борьбе против красных партизан, красной гвардии, местных формирований, а также против отрядов "зеленых" (вроде армии Махно и "красно-зеленой" армии Крыма и Сев. Кавказа). Потери белых в этой борьбе мы оцениваем в размере половины от их потерь в борьбе против Красной Армии, или в 34 тыс. убитых и умерших от ран, а потери противостоявших им формирований определяем в 1,6 раза большими — в 54 тыс. погибших. Здесь можно отметить ожесточенные бои в Сибири, на Дальнем Востоке, в Семиречье, на Сев. Кавказе и в Крыму. В частности, знаменитый "ледяной поход" армии Корнилова зимой-весной 1918 г. отличался большими потерями, особенно со стороны противостоявших добровольцам местных отрядов красных. Остальные примерно 230 тыс. погибших — это потери антисоветских и "зеленых" формирований в борьбе с Красной Армией, а также небоевые безвозвратные потери — умершими в результате несчастных случаев, самоубийств и расстрелянные по приговорам трибуналов советских и белых войск. Кроме того, сюда относятся потери советских внутренних войск и частей особого назначения в борьбе с повстанцами. Разделить эти категории потерь в настоящее время не представляется возможным.

Всего из 1150 тыс. военнослужащих, погибших и умерших в ходе гражданской войны, около 663 тыс. приходится на регулярную Красную Армию, а около 229 тыс. — на регулярные войска белой гвардии.

В приведенную выше цифру в 5,75 млн. человек безвозвратных потерь России-СССР в гражданской войне входят также потери советских войск и противостоявших им формирований, понесенные в 1921-1922 гг., когда боевые действия продолжались на Дальнем Востоке, в Забайкалье, Монголии, в Средней Азии, а также на территории Белоруссии, Украины и в ряде российских губерний (антоновское восстание на Тамбовщине и ряд других крестьянских восстаний). В этих боях потери Красной Армии убитыми составили, по неполным данным, 23,9 тыс. и 1,7 тыс. погибшими в результате несчастных случаев, самоубийств и расстрелянные по приговорам трибуналов, если такое же соотношение между боевыми и небоевыми безвозвратными потерями в Красной Армии и войсках белой гвардии существовало в 1918-1920 гг., то небоевые безвозвратные потери Красной Армии в гражданской войне можно оценить в 11 тыс. человек, а в белых армиях — в 5 тыс. человек. Потери внутренних войск и ЧОНа, игравшие все более заметную роль в боевых действиях в этот период, мы оцениваем в половину потерь Красной Армии, т. е. в 12,3 тыс. погибших. Кроме того, было ранено 10,7 тыс. красноармейцев, что при 10% летальности дает около 1 тыс. умерших от ран. Заболело 113,2 тыс. человек, что при 6% летальности дает около 6,8 тыс. умерших от ран. Превышение числа убитых над числом раненых вызвано, вероятно, истреблением значительной части попавших в плен красноармейцев, а возможно, также и тем, что многие из пропавших без вести на самом деле дезертировали или перешли на сторону противника (пропавших без вести было 14,5 тыс. человек). Число умерших от ран и болезней во внутренних войсках и ЧОНе мы оцениваем в 3,9 тыс. человек.

В 1921-1922 гг. боевые действия вели также войска Дальневосточной республики, потерявшие убитыми около 0,8 тыс. человек, ранеными — 1,4 тыс. и погибшими в результате несчастных случаев, самоубийств и по другим небоевым причинам — 2,2 тыс. человек. Больных было 3,5 тыс. человек. Общие безвозвратные потери армии Дальневосточной республики, включая умерших от ран и болезней, мы оцениваем в 3,7 тыс., а с добавлением потерь в ходе ряда неучтенных операций, в частности, Приморской операции в октябре 1922 г., — в 5 тыс. человек.

Таким образом, общие потери советских войск в 1921-1922 гг. погибшими и умершими можно оценить в 54,5 тыс. Приняв такими же потери противостоявших им формирований, получим общие безвозвратные потери всех воюющих сторон в тот период примерно в 110 тыс. человек. Таким образом, потери мирного населения России-СССР в ходе боевых действий в 1918-1920 гг. можно оценить путем вычитания из 5,75 млн. общих безвозвратных потерь 1150 тыс. и 110 тыс. потерь вооруженных сил всех сторон в 4,5 млн. человек. Очень трудно сказать, какая именно часть из них пала жертвой красного, белого или "зеленого" террора, а кто стал жертвой голода и эпидемий. В свое время созданная А. Деникиным комиссия по расследованию деяний большевиков оценила число жертв красного террора в 1918-1919 гг. в 1,7 млн. человек. Нам эта цифра кажется значительно преувеличенной, даже если включить в нее жертвы 1920 г., часть военнослужащих белых армий и других антисоветских формирований, уничтоженных после сдачи в плен (так были, например, уничтожены тысячи военнослужащих врангелевской армии, оставшиеся в Крыму). Не вызывает только сомнения, что жертв красного террора было значительно больше, чем число уничтоженных мирных жителей военнослужащими и карательными органами других властей на территории бывшей Российской империи в ходе гражданской войны. Только советское правительство провозгласило террор средством государственной политики, тогда как у правительств Колчака, Деникина, Врангеля, Петлюры и др. террор был следствием эксцессов подчиненных командиров, на которые закрывало глаза или которые даже поощряло вышестоящее командование, а не результатом целенаправленной политики. Не практиковали они в широких масштабах и заложничества, столь распространенного при Советской власти. Наконец, размер территорий и численность вооруженных сил и карательных органов этих правительств были несопоставимы с численностью советских войск и мощью ЧК. И все же мы полагаем, что жертв террора было примерно вдвое меньше, чем жертв голода и эпидемий, причем здесь речь идет лишь об избыточной по сравнению с довоенным 1913 г. смертности от этих причин, а не обо всех погибших от голода и болезней. Ведь и до войны смертность в России была очень высока, достигая 3% населения в год, так что и в условиях мира от эпидемий и недоедания умирало немало жителей России. Избыточную смертность от голода и болезней, главным образом инфекционных, вроде тифа, мы оцениваем в 3 млн. человек, а число жертв террора — в 1,5 млн. человек, из которых примерно 1 млн. приходится на красный террор, и примерно 0,5 млн. — на террор всех других сил: белых, "зеленых", петлюровцев и др.

Общее число мобилизованных в Красную Армию с учетом ее максимальной численности и разных видов потерь можно оценить в годы гражданской войны в 6,4 млн. человек (без учета дезертиров), из которых погибшие составили 10,3%. Число мобилизованных в белые и иные антисоветские формирования установить не представляется возможным. Характерной особенностью гражданской войны 1918-1920 гг. стало то, что потери гражданского населения почти вчетверо превысили потери вооруженных сил. Косвенные потери за счет падения рождаемости в 1918-1920 гг. оцениваются нами в 6 млн. человек в границах 1926 г.

После гражданской войны и до Великой Отечественной Красная Армия участвовала в целом ряде военных конфликтов, о потерях в которых имеются официальные советские (и скорее всего заниженные) данные, которые мы и приведем далее.

В борьбе с басмаческим движением в Средней Азии с октября 1922 г. по июнь 1931 г. советские войска, по неполным данным, потеряли 516 убитых, 14 пропавших без вести и 44 пленных, а также 867 раненых и больных, что с учетом умерших от ран и болезней дает около 580 погибших. Достоверных данных о потерях басмачей не имеется.

В ходе советско-китайского конфликта 1929 г. потери составили 147 убитыми и пропавшими без вести и 665 ранеными. С учетом умерших от ран число погибших, возможно, превысило 200 человек. Потери китайских войск многократно превышали советские. Китайская армия, по сравнению с советскими войсками, была армией колониальной державы, противостоявшей армией с европейской организацией и уровнем вооружения.

В 1929 г. советские войска численностью около 1 тыс. человек предприняли интервенцию в Афганистан, чтобы помочь Аммануле-хану, против которого началось восстание. По свидетельству чекиста-перебежчика Г. С. Агабекова, потери Красной Армии составили около 120 убитых и раненых, потери же афганцев (как солдат, так и мирных жителей) превысили 8 тыс. человек.

В 1936-1939 гг. на стороне правительства Испанской республики сражалось около 3 тыс. советских добровольцев, из которых погибло 158 человек.

В 1937-1939 гг. на стороне Китая против Японии сражалось около 3,7 тыс. советских военных советников и специалистов, из которых погибло 195 человек.

В ходе советско-японского военного конфликта в районе озера Хасан в 1938 г. советские войска потеряли убитыми и пропавшими без вести 792 человека, ранеными — 2752 человека и больными — 527 человек. С учетом умерших от ран и болезней число погибших красноармейцев (при 6% летальности) достигло, вероятно, 1000 человек. Японские потери были меньше — около 900 раненых и около 500 убитых и умерших от ран и болезней, что было в два с лишним раза меньше советских потерь. В боях участвовало более 23 тыс. красноармейцев.

В ходе советско-японского конфликта у реки Халхин-Гол в Монголии в 1939 г. советские войска потеряли 6831 убитыми и 1143 пропавшими без вести. Раненых было 15251, а больных — 701. С учетом умерших от ран и болезней общее число погибших можно оценить в 9 тыс. Японские потери были значительно больше — около 61 тыс. убитыми, ранеными и пленными, в том числе около 25 тыс. — убитыми и умершими: от ран, что почти втрое больше советских потерь. Среднемесячная численность советских войск в ходе конфликта составила около 70 тыс. человек.

Советско-финляндская война 1939-1940 гг. была наиболее крупным конфликтом, в котором участвовала Красная Армия в период между гражданской и Великой Отечественной войнами. Потери в нем советских войск, выступавших в роли агрессора, согласно составленным в послевоенные годы книгам поименного учета безвозвратных потерь РККА, в советско-финляндской войне составили 131,5 тыс. погибших.{3} Сюда не вошли умершие от ран и болезней в тыловых госпиталях. Кроме того, ряд погибших в ходе войны так и не был учтен поименно, а документы ряда частей и соединений о потерях были утрачены. Финские источники оценивают потери Красной Армии примерно в 200 тыс. погибших. К этой оценке близка и оценка германской разведки 1942 г., основанная на советском агентурном источнике. Согласно этой оценке, потери РККА в войне с Финляндией оценивались в 430 тыс. погибших и инвалидов (на погибших здесь приходится, вероятно, несколько меньше половины). Мы оцениваем общее число погибших красноармейцев в "зимней войне" как среднее между данными советского поименного учета (скорее всего, неполного) и финской оценкой (скорее всего, завышенной), т. е. в 166 тыс. погибших. В плен попало около 6000 бойцов и командиров РККА, из которых примерно 5770 вернулись на родину, а около 200 человек предпочли остаться в Финляндии. Точных данных о числе раненых и больных военнослужащих нет. По неполным данным российских военных архивов общее число раненых и заболевших превышало 248 тыс. человек, но в свете даже минимальной оценки общего числа погибших такое число раненых и больных выглядит явно заниженным.

Финская армия потеряла 23,5 тыс. убитыми и умершими от ран, 1 тыс. пленными и 43,5 тыс. ранеными, из которых примерно 10 тыс. остались инвалидами. От советских бомбардировок погибло 646 гражданских лиц. По нашей оценке, советские потери погибшими превышали финские в 7 раз, а пленными — в 6 раз. Такое соотношение потерь было следствием низкой боеспособности Красной Армии я плохой подготовки (хотя на нее ушло 5 месяцев) войны против Финляндии. Сказалась низкая тактическая подготовка бойцов и тактическая, и оперативная командиров, неумение военнослужащих обращаться с современным вооружением и техникой, низкий уровень самостоятельности, боязнь риска. Все эти недостатки так и не были преодолены, хотя к концу войны численность советских войск превысила 1 млн. человек, в 2,3 раза превзойдя численность противостоявшей им финской армии, при подавляющем превосходстве в танках и авиации. Всего в войне приняло участие более 1,3 млн. советских военнослужащих и около 600 тыс. финнов.

17 сентября 1939 г. Красная Армия впервые приняла непосредственное участие во второй мировой войне, вторгнувшись в Польшу по предварительной договоренности с Германией. Польское командование отдало приказ не вести бои с советскими войсками, однако ряд частей, до которых этот приказ не дошел, оказали Красной Армии разрозненное сопротивление. В результате советские потери составили 996 убитых и пропавших без вести, 2002 раненых и 381 заболевших. При этом было пленено 452 тыс. польских военнослужащих. Из 18,8 тыс. попавших в плен офицеров 14,7 были расстреляны в Катыни и других местах в апреле-мае 1940 г.

22 июня 1941 г. с агрессии Германии против СССР началась Великая Отечественная война. В этой войне потери Красной Армии и населения Советского Союза в целом оказались наибольшими за всю их историю и превысили совокупные людские потери всех других участников второй мировой войны. Точное определение советских потерь затрудняется как отсутствием сколько-нибудь надежных официальных статистических публикаций послевоенного времени, так и крайне плохим учетом потерь Красной Армии и особенно мирного населения. Так, в 1942 г., по признанию зам. наркома обороны Е. А. Щаденко, на персональном поименном учете состояло "не более одной трети действительного учета убитых", и такое положение сохранялось вплоть до конца войны.

Официальные данные о потерях СССР в Великой Отечественной войне, равно как и в других вооруженных конфликтах, опубликованы в сборнике "Гриф секретности снят".{4} Однако применительно к 1941-1945 гг. эти потери, определенные в 8 688 400 погибших в вооруженных силах, явно и, скорее всего, сознательно, занижены во много раз. В двух случаях, когда данные о безвозвратных и санитарных потерях оказывается возможным проверить по динамике численности личного состава, истинные потери превосходят те, что указаны в книге "Гриф секретности снят" в 3 и более раз. Первый пример относится к Курской битве. Здесь Центральный фронт К. К. Рокоссовского перед началом сражения 5 июля 1943 г. насчитывал 738 000 человек. В ходе оборонительного сражения фронт будто бы потерял погибшими и пропавшими без вести 15 336 человек, а ранеными и больными — 18 561 человека. К началу Орловской наступательной операции, последовавшей сразу за Курской оборонительной, состав Центрального фронтa почти не изменился — из него убыли две стрелковые бригады, а взамен прибыла одна танковая бригада, что в сумме могло уменьшить численность увечного состава фронта примерно на 5 тыс. чело-дек. Следовательно, к началу Орловской наступательной операции в составе Центрального фронта должно было насчитываться, согласно всем законам арифметики, около 700 тыс. военнослужащих, в действительности оказалось, по данным книги "Гриф секретности снят", всего 645 300. Даже без учета поступивших в ходе обороны Курска и перед наступлением на Орел маршевых пополнений, получается, что по меньшей мере 55 тыс. солдат и офицеров Центрального фронта каким-то образом смогли дезертировать с поля боя. Действительная причина такого парадокса заключается, несомненно в том, что они на самом деле были убиты, ранены или попали в плен, но не были учтены в качестве убитых, раненых или пропавших без вести, причем подавляющее большинство неучтенных потерь, по всей видимости, приходится именно на убитых и пленных, которых учитывали гораздо менее точно, чем раненых и больных. Второй пример относится уже к 1945 г. В ходе Висло-Одерской операции в январе-феврале 1-я армия Войска Польского, насчитывавшая к началу операции 90 900 человек, по данным книги "Гриф секретности снят", потеряла 225 человек убитыми и продавшими без вести и 841 человека — ранеными и больными. К началу следующей операции — Восточно-Померанской — состав армии не изменился (5 пехотных дивизий и по одной танковой и кавалерийской бригаде), зато численность уменьшилась не на тысячу с небольшим человек, как можно было ожидать, а более чем на 15 000 — до 75 600 военнослужащих. Подобные статистические чудеса можно объяснить только катастрофическим недоучетом потерь, особенно безвозвратных, в Советских Вооруженных Силах. Поэтому данные книги "Гриф секретности снят" невозможно взять в основу расчета действительных потерь СССР в Великой Отечественной войне. Нами были проведены собственные расчеты советских безвозвратных потерь СССР в 1941-1945 гг., результаты которых мы и предлагаем читателям.{5}

На наш взгляд, ключ к относительно достоверной оценке действительного числа советских военнослужащих дает опубликованная Д. А. Волкогоновым цифра безвозвратных потерь Красной Армии в 1942 г., почерпнутая из архива Министерства обороны. Эти потери составили 5888 тыс. человек. Безвозвратные потери включают в себя убитых и умерших от ран, болезней и несчастных случаев, а также попавших в плен. Д. Волкогонов также приводит помесячную разбивку безвозвратных потерь. Сравнение их с германскими данными о числе красноармейцев, попавших в плен в 1942 г., и с сведениями о помесячной динамике раненых на протяжении всей войны, приводимыми бывшим начальником Главного военно-санитарного управления РККА Е. И. Смирновым, доказывает, что и данные Д. Волкогонова существенно занижены. Например, он утверждает, что безвозвратные потери советских войск в мае 1942 составили 422 тыс. и даже уменьшились по сравнению с апрелем, хотя в мае германские войска только в больших котлах под Харьковом и на Керченском полуострове пленили около 390 тыс. советских военнослужащих, тогда как число раненых в апреле и мае было практически одинаковым. Советские потери особенно плохо учитывались при окружении и отступлении, а также при быстром продвижении вперед. В то же время считается, что в ходе каждой войны между числом убитых и раненых существует определенная зависимость, близкая к прямо пропорциональной, а их соотношение между собой на протяжении данной войны обычно принимается за постоянную величину. Можно назвать близкое к действительности число убитых красноармейцев за всю войну, если определить тот Месяц 1942 г., когда потери Красной Армии погибшими учитывались наиболее полно и когда она почти не имела потерь пленными. По ряду соображений в качестве такого месяца мы выбрали ноябрь 1942 г. и распространили полученное для него соотношение числа погибших и раненых на весь период войны. В результате мы пришли к цифре в 22,4 млн. убитых в бою и умерших от ран, болезней, несчастных случаев и расстрелянных по приговору трибуналов советских военнослужащих.

Красная Армия также понесла большие потери пленными. Только в 1941 г. в немецкий плен попало 3,9 млн. бойцов и командиров. Общее число пленных по немецким данным можно оценить в 6,3 млн. человек, из которых около 4 млн. человек погибло в плену. Германия не применяла к советским пленным Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными. СССР эту конвенцию не подписал, но после начала войны заявил, что будет соблюдать основные ее положения, за исключением предоставления права на получение посылок и обмена именными списками военнопленных через Международный Красный Крест. Гитлер рассчитывал победить Советский Союз в ходе блицкрига и вынашивал планы широкой колонизации восточных земель. Поэтому он и его соратники по национал-социалистической партии были заинтересованы в сокращении численности советского населения, особенно славянского происхождения. Евреи же и цыгане подлежали поголовному истреблению. Пленных, захваченных на Востоке, плохо и мало кормили, держали под открытым небом без теплой одежды, расстреливали по малейшему поводу. Лучше обходились с коренным населением Прибалтики, Украины и Белоруссии. Тех, кто изъявлял желание служить в германской армии в качестве "добровольных помощников" в тыловых частях (их за войну набралось более 800 тыс.), а также в коллаборационистских военных формированиях и гражданской администрации, освобождали. С весны 1942 г., окончательно осознав затяжной характер войны на Востоке, германское руководство несколько улучшило положение военнопленных, которые были нужны как рабочая сила и для пополнения рядов коллаборационистов.

Общие потери Красной Армии погибшими с учетом умерших в плену мы определяем в 26,4 млн. человек. Этой цифре не противоречат данные, собранные в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Здесь банк копьютерных данных к маю 1994 г. содержал персональные поименные данные на 19 млн. военнослужащих, погибших или пропавших без вести в ходе войны и до сих пор не обнаруженных. Сюда были включены не все погибшие, о чем свидетельствуют и неудачи десятков граждан, обратившихся в первые дни существования музея с запросами о судьбе своих без вести продавших родных и близких. Практически невозможно поименно установить всех погибших на войне, полвека спустя после ее окончания. Примерно из 5 тыс. погибших советских военнослужащих, чьи останки были найдены поисковиками России в последнее время и чью личность удалось установить, около 30% не числились в архивах министерства обороны и не попали поэтому в компьютерный банк данных. Если предположить, что 19 млн. попавших в этот банк составляют примерно 70% всех погибших и пропавших без вести, их общее число должно достигать 27,1 млн. человек. Из этого числа надо вычесть примерно 2 млн. выживших пленных и примерно 900 тыс. вернувшихся к своим окруженцев. Тогда общее количество погибших солдат и офицеров можно исчислить в 24,2 млн. Однако данный подсчет сделан на основе тех 5 тыс. погибших, которых удалось идентифицировать по сохранившимся у них документам. Следовательно, у этих военнослужащих вероятность оказаться в списках министерства обороны выше, чем у среднестатистического убитого, поэтому, скорее всего, 19 млн. охватывают в действительности не 70% , а меньший процент всех погибших. Из-за этого обстоятельства мы считаем более близкой истине цифру в 26,4 млн. погибших в рядах советских вооруженных сил, полученную в результате наших предыдущих подсчетов. Отметим, что вследствие отсутствия надежного первичного исчисления потерь вооруженных сил и неточности данных о численности населения СССР перед началом и после окончания Великой Отечественной войны, точность наших оценок как потерь Красной Армии, так и общих потерь населения невелика и колеблется в пределах плюс-минус 5 миллионов человек.

Число раненых советских военнослужащих, подвергшихся эвакуации, мы оцениваем в 25,8 млн. человек, а количество эвакуированных больных - в 7,7 млн. Из числа раненых и больных по меньшей мере 2,6 млн. стали инвалидами. Всего же в ряды Советских Вооруженных Сил вместе с армией мирного времени было призвано, по нашей оценке, около 46,5 млн. человек, из которых около 3,6 млн. человек еще в ходе войны было возвращено в народное хозяйство. Чистый призыв составил 42,9 млн. человек.

Общие безвозвратные потери советского населения как гражданского, так и военнослужащих, можно определить путем сравнения численности населения страны на 22 июня 1941 г. и на 1 июня 1945 г. с учетом динамики рождаемости и смертности мирного населения и изменения численности населения за счет увеличения территории СССР после войны. По нашей оценке, основанной на оценке ЦСУ 1941 г. с поправкой на выявленный повторным исчислением недоучет в среднем в 4,6% к 22 июня 1941 г., на территории СССР проживало около 209,3 млн. человек.{6} Население в тех границах на 1 июня 1945 г. мы оцениваем в 165,5 млн. человек. С учетом естественного прироста военных лет, "съеденного" военными потерями, а также принимая во внимание, что около 620 тыс. бывших советских военнопленных и гражданских лиц после войны остались на Западе, составив так называемую "вторую волну" эмиграции, общие безвозвратные потери населения СССР погибшими и преждевременно умершими вследствие вызванного войной ухудшения условий жизни мы оцениваем в 43,3 млн. человек, из которых 16,9 млн. человек приходится на долю гражданского населения. Кроме того, косвенные потери за счет падения рождаемости в 1942-1945 гг. составили примерно 13,8 млн. нерожденных детей.

В безвозвратные потери советского мирного населения входят жертвы нацистского геноцида — около 2 млн. евреев и более 150 тыс. цыган, а также погибшие в ходе бомбардировок и иных боевых действий и уничтоженные германскими войсками заложники и подпольщики (погибшие партизаны — это в основном бывшие военнослужащие, и они включены в потери войск). Необходимо учесть и жертвы ГУЛАГа — избыточную по сравнению с мирным временем смертность в тюрьмах и лагерях, а также в ходе бесчеловечных депортаций "наказанных народов" — немцев, крымских татар, калмыков, чеченцев, ингушей и др. Общее число жертв ГУЛАГа и депортаций мы оцениваем не менее чем в 1 млн. человек.

Интересно сравнение советских потерь с германскими.{7} По оценке, основанной на наиболее достоверных в германских условиях данных персонального поименного учета, во второй мировой войне вермахт потерял погибшими около 3,95 млн. человек, из которых около 800 тыс. умерло в плену (0,45 млн. — на Востоке из общего числа в 2,73 млн. оказавшихся в советском плену и 0,35 млн. — на Западе). Безвозвратные потери мирного населения Германии германскими исследователями оцениваются примерно в 2 млн. человек, из которых около 0,5 млн. — это жертвы стратегических бомбардировок союзной авиации, 300 тыс. — евреи, цыгане и противники Гитлера, умершие в концлагерях или казненные нацистами. Остальные погибшие должны быть отнесены к жертвам боевых действий на территории Германии и эксцессов, совершенных советскими военнослужащими против мирного населения восточных районов Германии. Сюда же можно отнести и преждевременно умерших из-за ухудшения условий жизни в военное время, но число подобных жертв было невелико. Голод и другие лишения население Германии стало испытывать в значительной мере лишь с конца 1944 г. как результат союзных бомбардировок, прекращения подвоза продуктов питания из оккупированных стран и вторжения советских и англо-американских войск на территорию рейха. Общие безвозвратные потери населения Германии в 7,3 раза меньше советских, а потери вермахта погибшими в 6,7 раза меньше потерь Красной Армии. Если же взять только погибших на Восточном фронте, где вермахт потерял 2,16 млн. убитыми и умершими от ран и болезней и 0,45 млн. умершими в плену, то потери Красной Армии окажутся больше в 10,1 раза. Пленными до конца апреля 1945 г. вермахт потерял около 1950 тыс. человек, из них 950 тыс. — на Востоке, что a 6,6 раза меньше количества советских военнослужащих в советском плену. Потери ранеными, подвергшимися эвакуации, в германских вооруженных силах составляли не менее 6 млн. человек, а эвакуированными больными — до 12 млн. человек, что соответственно в 4,3 и 1,3 раза меньше, чем в Красной Армии. В вермахт с учетом армии мирного времени было мобилизовано около 17,9 млн. человек, из которых около 2 млн. человек в ходе войны было возвращено в народное хозяйство. Кроме того, 1,63 млн. военнослужащих было демобилизовано по возрасту и другим причинам. Чистый призыв в вермахт был примерно в 3 раза меньше чистого призыва в Краевую Армию, что говорит о подавляющем численном превосходстве советских войск. Отметим также, что на Западном фронте в последний год войны, с июня 1944 г. по май 1945 г., германские потери убитыми были в 1,6 раза больше потерь союзников, а по числу пленных разница была в десятки раз. Общее число мобилизованных (без отозванных в народное хозяйство) составило около 18,7% от более чем 80-миллионного населения рейха в границах на 1 сентября 1939 г. В СССР общее Число мобилизованных (без отозванных в народное хозяйство) составило около 20,5% от населения СССР на 22 июня 1941 г. Как видно, в обеих странах процент мобилизованных был почти одинаков: в СССР на треть, а в Германии наполовину превышал процент мобилизованных в годы первой мировой войны.

Крайне неблагоприятное для СССР соотношение безвозвратных потерь вооруженных сил объясняется коренными пороками советского тоталитарного режима, не ставившего ни во что жизнь подданных. Приверженность шаблону во всех сферах деятельности, в том числе и в военном деле, проистекала из подавления инициативы и самостоятельности как у начальников, так и у подчиненных. Германские военные с удивлением вспоминали безумные советские лобовые атаки на неподавленную систему обороны, что вело к колоссальным жертвам. Сказывалась также низкая боевая подготовка рядовых и невысокий Уровень оперативной подготовки комсостава всех уровней. Высшим военачальникам военное искусство по большому счету было чуждо. Можно согласиться с резкой, но справедливой характеристикой маршалом А. И. Еременко, по горячим следам в конце февраля 1943 г., другого маршала — Г. К. Жукова, ныне почему-то считающегося чуть ли не главным "архитектором победы": "Следует сказать, что жуковское оперативное искусство — это превосходство в силах в 5-6 раз, иначе он не будет браться за дело, он не умеет воевать не количеством и на крови строит свою карьеру". Но иначе не могли воевать не только Жуков, но и сам Еременко, и другие военачальники — дети коммунистической системы. В наиболее опасные атаки, разведки боем и на минные поля посылались в первую очередь штрафники и те, кого призывали с оккупированных ранее территорий — был "под немцем" и уже этим "провинился" перед Советской властью. Но и у обычных солдат шансов уцелеть было немногим больше, чем у штрафников.

Страх перед репрессиями наряду с привитым режимом безразличием к собственной жизни гнал вперед бойцов и командиров Красной Армии. Американский дипломат А. Гарриман передает слова Сталина о том, что "в Советской Армии надо иметь больше смелости, чтобы отступать, чем наступать", и добавляет: "Наши военные, консультировавшиеся с немцами после войны, говорили мне, что самым разрушительным в русском наступлении был его массовый характер. Русские шли волна за волной. Немцы их буквально солили, но в результате такого напора одна волна прорывалась". Прав писатель-фронтовик Виктор Астафьев, когда утверждает: "Мы просто не умели воевать, мы просто залили своей кровью, завалили своими трупами фашистов".

Отметим, что советские военачальники в ходе войны не только не имели ясного представления о собственных потерях, но и многократно преувеличивали потери противника. Например, в политдонесении начальника политотдела 16-й армии К. Л. Сорокина от 27 июля 1941 г., в разгар Смоленского сражения, в целом разворачивавшегося неблагоприятно для Красной Армии, потери советских войск на участке севернее Смоленска определялись в 3 убитых и 11 раненых, а потери немцев оценивались в 240 убитых и 9 пленных. Советская же военная разведка оценивала потери германских войск в войне против СССР в период с 22 июня 1941 г. по 1 марта 1942 г. в 6,5 млн. человек, в том числе 5,8 млн. — из состава сухопутных сил (это почти вдвое превышало штатную численность сухопутных войск вермахта на Восточном фронте). По германским же данным сухопутные войска на советско-германском фронте за этот период потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 1006 тыс. человек, т. е. вшестеро меньше. Подобные просчеты можно объяснить тем, что в донесениях войск и разведчиков потери противника всячески преувеличивались, поскольку их стремились сделать сравнимыми с фактической убылью личного состава в своих войсках. В результате военное командование ошибалось в оценке степени истощения людских ресурсов Германии и перспектив характера и сроков окончания войны. Германское же командование довольно правильно оценивало потери Красной Армии. Так, сам Гитлер в начале декабря 1941 г. оценивал потери Советских Вооруженных Сил в 8-10 млн. человек, а по нашей оценке к этому времени Красная Армия потеряла более 8,2 млн. бойцов и командиров убитыми, ранеными и пленными. Однако Гитлер и другие военные и политические руководители Германии роковым для себя образом ошиблись в оценке способности советской системы мобилизовать на нужды войны гигантский людской потенциал страны и устоять в самых критических ситуациях 1941-1942 гг. Германская разведка считала, что в ходе войны СССР сможет мобилизовать и вооружить не более 12 млн. человек, тогда как в действительности было мобилизовано вместе с армией мирного времени почти 43 млн. человек.

После окончания Великой Отечественной войны Красная Армия в августе-начале сентября 1945 г. предприняла кратковременную военную кампанию против находившейся накануне краха Японии. Потери Советских Вооруженных Сил в ходе этой кампании по официальным данным составили 12 031 погибших и пропавших без вести и 24 425 раненых и больных. Союзные с СССР монгольские войска потеряли 72 убитых и пропавших без вести и 125 раненых и больных. Достоверных данных о потерях японских и союзных с ними маньчжурских войск в этой кампании убитыми и ранеными нет. В плен в результате капитуляции японской армии попало 640,1 тыс. японских военнослужащих и солдат союзных Японии маньчжурских войск. Из этого числа около 62 тыс. умерло в советском плену.

После окончания второй мировой войны советские военнослужащие участвовали в Корейской войне 1950-1953 гг., в основном в качестве военных советников и летчиков. В ходе этой войны погибло, по официальным данным, 299 солдат и офицеров Советской Армии. В Алжире в 1954-1962 гг. и позднее погибло по разным причинам 25 советских военнослужащих, в Египте в период 1962-1974 гг. — 21, в Сирии в 1967-1973 гг. — 35, в Анголе в 1975-1979 гг. — 7, в Мозамбике в 1967-1979 гг. — 6 и в Эфиопии в 1977-1990 гг. - 34. Здесь не учтены военнослужащие, умершие от болезней и погибшие в результате происшествий, непосредственно не связанных с ведением боевых действий.

В 1956 г. советские войска предприняли вторжение в Венгрию для подавления антикоммунистического восстания. В ходе боев погибло и пропало без вести 720 советских военнослужащих и 1540 было ранено. Достоверных данных о потерях венгерских повстанцев нет.

В 1968 г. советские войска вместе с армиями союзников по Варшавскому Договору вошли в Чехословакию для смещения либерального коммунистического режима во главе с А. Дубчеком. В ходе столкновений с гражданами Чехословакии погибло 11 советских военнослужащих и еще 87 было ранено. Кроме того, в результате несчастных случаев, самоубийств и болезней погибло еще 85 человек.

В 1969 г. в ходе пограничных столкновений на советско-китайской границе в районе острова Даманский и у озера Жаланашколь погибло 60 и было ранено 99 советских военнослужащих. Достоверных данных о потерях китайской стороны нет.

С декабря 1979 г. по февраль 1989 г. советские войска вели боевые действия в Афганистане против повстанцев, поддерживая марионеточный, просоветский коммунистический режим в Кабуле. По официальным советским данным, в Афганистане погибло 14 433 советских военнослужащих и 20 советских гражданских лиц. Из этого числа умерло от ран 2386 человек и от болезней — 574 человека. Раненых советских военнослужащих было 53 753 человека, а больных — 415 932 человека, 298 человек числятся пропавшими без вести. Оценка общего числа советских военнослужащих, прошедших через Афганистан, разнится от официальных 620 тыс. до максимальных оценок некоторых исследователей в 3 млн. человек. Существуют и более высокие независимые оценки величины советских безвозвратных потерь в Афганистане — от 35 до 50 тыс. погибших. Согласно нашей оценке, основанной на отрывочных данных о числе погибших и раненых среди отдельных категорий военнослужащих, числе инвалидов и безвозвратных потерях в отдельных боестолкновениях, на средней численности советского контингента в Афганистане (по официальным данным, она колебалась от 80 до 104 тыс., называлась и более высокая цифра в 120 тыс. человек) и общем числе военнослужащих, пришедших в Афганистан (солдаты служили здесь обычно до 1-1,5, офицеры — до 1,5-2 лет), всего в афганской кампании участвовало до 1,5 млн. советских военнослужащих, из которых погибло 135-140 тыс. человек и было ранено до 350 тыс. человек. По некоторым данным, около половины вернувшихся из Афганистана военнослужащих, служивших в боевых частях (а таких по нашей оценке было 700-800 тыс.), было ранено. Достоверных данных о потерях афганцев (как военнослужащих, так и мирных жителей) не имеется.

Последний крупный конфликт, в котором все еще участвуют российские войска, — это война в Чечне, начатая вводом российских войск на территорию республики 11 декабря 1994 г. в попытке свергнуть стремящееся к независимости Чечни правительство Джохара Дудаева. До этого, в ходе неудачного штурма чеченской столицы — города Грозного — войсками чеченской оппозиции при поддержке российских военных погибло по меньшей мере несколько десятков российских военнослужащих и десятки попали в плен. За первые два месяца боев после 11 декабря 1994 г. потери российских войск, по официальным данным, превысили 1,5 тыс. погибших и пропавших без вести, чеченские же потери российские военные в разное время оценивали от 6670 до 15 тыс. погибших. По другим данным, российские потери в Чечне значительно выше. По оценке находившегося в зоне конфликта уполномоченного по правам человека при президенте России С. А. Ковалева, за первые два месяца боев российская армия потеряла в Чечне погибшими около 10 тыс. человек, а безвозвратные потери только среди мирных жителей Грозного от российской авиации и артиллерии составили около 24,5 тыс. человек. По мнению С. А. Ковалева, потери чеченской армии были в несколько раз ниже российских. Сходные цифры потерь привел и начальник штаба чеченской армии генерал А. Масхадов. По его словам, за два месяца боев погибло около 12 тыс. российских и около 600 чеченских военнослужащих. Российская армия унаследовала и приумножила все пороки старой Советской Армии, показав значительно более низкие боеспособность и уровень управления, чем профессионально подготовленные чеченские формирования, несмотря на свое подавляющее численное и техническое (в авиации, артиллерии и танках) превосходство. В отдельный период численность российских войск в Чечне достигала 60 тыс. человек, численность же чеченской армии даже по максимальном оценкам не превышала 15-20 тыс. человек. С учетом всего этого мы оцениваем потери российских войск за первые два месяца войны примерно в 10 тыс. погибших, а чеченских войск — примерно в 1 тыс. погибших. Кроме того, в ходе первых двух месяцев войны погибло до 30 тыс. мирных жителей, прежде всего в Грозном. Отметим также, что неблагоприятный для российской армии ход чеченской войны и высокий уровень потерь свидетельствуют в пользу наиболее высоких оценок советских безвозвратных потерь в Афганистане.

Близки к цифре С. А. Ковалева и данные Комитета солдатских матерей, представители которого заявили, что располагают сведениями о гибели к началу февраля 1995 г. 6 тыс. военнослужащих. По утверждениям военных медиков, опубликованным в газете "Комсомольская правда" 10 июня 1995 г., к началу июня рефрижераторы в Ростове емкостью на 2500 человек были до отказа заполнены трупами солдат. Можно предположить, что там хранились погибшие примерно за месяц боев. Если принять уровень потерь мая 1995 г. близким к среднему за войну, то к середине июня 1995 г., когда в военных действиях возникла длительная пауза вследствие захвата заложников в Буденовске отрядом Ш. Басаева, российская армия и внутренние войска должны были потерять около 15,5 тыс. человек погибшими, а с умершими от ран и болезней — не менее 16 тыс. Зимой 1995/1996 гг. активные боевые действия возобновились, особой интенсивности достигнув весной 1996 г., в преддверии президентских выборов в России. Только во время боев в районе Бамута, по утверждениям чеченской стороны, погибло от 500 до 1 тыс. российских военнослужащих (российское командование признало потерю 125 человек). Во время взятия чеченскими войсками Грозного в августе 1996 г.

федеральная сторона сообщила о гибели в ходе 10-дневных боев 506 военнослужащих, оговорившись, | что данные не окончательные, поскольку многие были захоронены чеченцами в братских могилах или остались в неразобранных завалах. Так что данные чеченской стороны о гибели в ходе захвата Грозного тысячи и более российских солдат и офицеров кажутся близкими к действительности. Всего за последние месяцы боев в Чечне потери российской стороны погибшими можно оценить в 4 тыс. человек, а общие потери войск Минобороны и МВД убитыми и умершими от ран за все время войны — не менее чем в 20 тыс. человек.

Еще сложнее оценить потери чеченской стороны. По данным депутата Думы С. Юшенкова, к 28 декабря 1994 г. чеченская армия потеряла 310 человек убитыми. Если принять этот уровень потерь за средний для периода до середины июня 1995 г., то за это время войска республики Ичкерия должны были потерять около 3,1 тыс. убитых, а с умершими от ран и болезней — до 3,5 тыс. В дальнейшем потери чеченской стороны уменьшились, поскольку российская армия атаковала труднодоступные и хорошо укрепленные горные районы Чечни. Во время же захвата Грозного чеченцами в августе 1996 г. федеральные войска показали крайне низкую боеспособность и даже прибегли к позорной практике захвата заложников среди мирных жителей. Кроме того, чеченское наступление оказалось внезапным для российской стороны. С учетом всех этих факторов чеченские потери в последние месяцы войны мы оцениваем приблизительно в 500 убитых и умерших от ран, а общие потери чеченской армии погибшими — в 4 тыс.

Данные о потерях гражданского населения Чечни довольно скудны. Есть сведения, что за первые два с половиной месяца войны погибло около 30 тыс. мирных жителей, из них пять шестых — в Грозном, во время бомбардировок и штурма города. Позднее уровень потерь должен был снизиться, поскольку столь масштабных боевых действий в крупных населенных пунктах больше не было, хотя мирное население несло значительный урон во время российских бомбардировок, обстрелов и "зачисток". В августе 1996 г. возобновились интенсивные бои в Грозном, где, возможно, погибло несколько тысяч горожан. Существует оценка в 70 тыс. погибших мирных жителей (до последних боев в Грозном). С учетом этих последних боев в столице и на юге Чечни общее число жертв среди гражданского населения можно оценить в 75 тыс. человек, а общее число погибших в ходе конфликта — в 99 тыс. Эта цифра близка к оценке бывшего секретаря Совета безопасности России А. Лебедя, заявившего о 80 тыс. погибших в Чечне. Министр обороны России И. Родионов в начале сентября 1996 г. заявил, что в Чечне погибло 2837 военнослужащих Министерства обороны, а 337 человек пропали без вести и что примерно такие же потери у МВД. В сумме это дает около 6 тыс. погибших, но эта оценка представляется заниженной по меньшей мере втрое. Число раненых в армии Родионов определил в 13 270 человек, что также представляется заниженным примерно в той же пропорции, что и число убитых. Например, по данным военных медиков, только в один день в середине мая 1995 г. в Грозненский госпиталь поступало 56 раненых военнослужащих, хотя официально сообщалось лишь о 15 раненых.

Продолжение

Комментариев нет:

Отправить комментарий